Планируем стянуть с игорного бизнеса до 7 млрд гривен, — Борис Баум

Легализация игорного бизнеса в Украине: все ли так гладко с законом, насколько вырастет государственный бюджет и почему до сих пор нет главы экспертно-консультационного совета?

Все детали редакция LegalHub узнавала у куратора реформы игорного рынка в Офисе президента, первого заместителя главы экспертного совета Бориса Баума.

— Как вы оцениваете закон о легализации игорного бизнеса? Что он дает?

Б.Б.: Нет сомнений, что закон о легализации игорного бизнеса был необходим и для легализации рынка, и для выведения бизнеса из тени. Безусловно, в документе есть какие-то недочеты, ведь все охватить невозможно. И так этот закон приняли в рекордно короткие сроки по меркам любой страны. Обычно подобная реформа длиться годами. То, что в Украине удалось этот процесс пройти менее чем за год, я считаю огромным достижением и волей команды: президента, Кабинета министров, депутатов Верховной Рады. Если мы зададим вопрос о качестве закона и все ли там учтено, все ли правильно отображено, то ответ, безусловно, — нет. Наверняка что-то можно поменять. Я верю, что в 2021 году будут внесены необходимые изменения.

— А что, собственно, было не учтено?

Б.Б.: Есть технические моменты. Стратегически закон как раз прописан, и уже мы получили обратную связь от международных ассоциаций. Они все поддерживают в целом, но есть некие детали и у нас, и в странах Евросоюза. Например, в той же Германии не легализованы еще онлайн-казино. В Швеции только в прошлом году легализовали онлайн. А мы одним подходом легализовали все виды деятельности. Стратегически закон упакован правильно. Теперь можно покупать лицензии операторам и работать на этом рынке. Чего не прописано было, чего мы не знали — это некоторые технические регламенты. Например, регулирование применения оборудования. Этот вопрос нужно сейчас технически догонять с другими органами власти.

— Какое ваше участие в принятии закона?

Б.Б.: Я уже неоднократно об этом говорил. Сейчас уже интереснее то, как имплементировать закон. Поскольку нужно было наполнять бюджет, Мировой банк дал свои рекомендации по направлениям, где есть дополнительные доходы. На них Украина должна обратить внимание и взять пример хотя бы с Белоруссии и других стран, которые доказали: привлечь в бюджет дополнительные деньги возможно. Похожая ситуация и с легализацией рынка земли, и с легализацией добычи янтаря. В этом же списке был игорный закон, как дополнительный источник для наполнения бюджета. В дальнейшем, я так понимаю, эти задачи президент перераспределил. Во фракции «Слуга народа» их закрепили по каждому направлению. Например, знаю, что легализация игорного бизнеса и добыча янтаря — дело главы фракции Давида Арахамии. Мы были тогда с Давид Георгиевичем знакомы, и с этого началось общение. Готовые драфты законов у нас были еще с 2013 года, поэтому тогда просто начали отрабатывать. Так все и началось.

— То есть непосредственно с предложением на вас вышел Давид Арахамия?

Б.Б.: Считайте, что да. Мы с ним обсуждали этот вопрос, он за него отвечал тогда в законодательном органе. Была создана рабочая группа, в которую я и вошел. Так и начали работать по разработке закона.

— Насколько после принятия закона может вырасти рынок игорного бизнеса в стране и какие перспективы этого роста в дальнейшем?
Б.Б.: У нас игорного рынка в стране не было с 2009 года, если не считать лотерейный квази-рынок, который существовал с 2013-го. С этого квази-рынка в 2017 году собрали 250 миллионов гривен налогов. В 2019 — 380 миллионов гривен. А в 2020 — 60 миллионов гривен. Наша амбиция — собрать от 5 до 7 миллиардов гривен в бюджет. Понимаем, что оборот этого рынка, доходность равна где-то 50 миллиардам гривен. Потому что в маленькой Грузии этот показатель — 120 миллиардов гривен, 4 миллиарда долларов. А Украина намного больше. Смотрите: с этого оборота зарабатываются деньги, мы берем соответствующий налог — перспектива украинского рынка огромная.

— Насколько рынок вырастет в перспективе?

Б.Б.: Во всем мире игорный рынок, особенно онлайн, растет. Люди больше сидят в телефонах и играют, испытывают свою удачу. Есть статистика игры. В среднем по Европе показатель равен 1,2-1,5% населения. Я думаю, что в Украине — до 5%. Это рейтинг проникновения игорного бизнеса. Считайте, у нас 2 миллиона игроков. В среднем в Европе люди тратят 2-3 тысячи долларов в год. У нас даже если тысячу долларов потратят в год — это значит, что рынок зарабатывает 2 миллиарда долларов. С увеличением доходов люди будут тратить больше денег. В Америке чек игроков, которые проигрывают, еще выше. Там до 5 тысяч долларов разыгрывают. Маленькое Макао зарабатывает 80 миллиардов долларов. Но это намного меньше, чем емкость рынка сигарет, алкоголя и марихуаны

— Так все-таки насколько рынок вырастет?

Б.Б.: Как я сказал, в Европе игрок тратит 3-4 тысяч евро в год. А у нас — не более тысячи долларов. С увеличением доходов рынок будет расти. Вообще наш рынок оценивают как минимум в 15 миллиардов долларов. Это оборот, из которого 15-20% зарабатывают операторы.

— Не так давно была сформирована комиссия по регулированию игорного бизнеса. Как вы ее оцениваете?

Б.Б.: Очень положительно оцениваю формирование этой комиссии. Процедура была прозрачная и понятная, что бы там не рассказывали. Я сам в ней участвовал. По разным причинам потом отказался, но понимал, что задаваемые вопросы очень сложные. То есть людям, которые не в материале, не знают законов про госслужбу, антикоррупционные законы, которые не в курсе закона игорного, вообще было не пройти. Я знаю, что число претендентов достигло 350. Половина элементарно иностранного языка не знали, у кого-то образования не хватало. Некоторые люди из 15 баллов 2 не могли набрать. Это процедура, согласованная Кабинетом министров. Сегодня все члены комиссии на контракте на время карантина. Как только карантин будет закончен, смогут объявить конкурс. Сейчас везде в стране так делают: все заключают контракты с государством, с правительством и идут работать на госслужбу. Другой процедуры просто не существует.

А что касается выборов кандидатов, я считаю, что это прекрасная комиссия. Она незаангажированная. Совсем недавно глава комиссии Иван Рудый выступал на комитете Верховной Рады по финансовой политике и налогам. Я считаю, это был очень достойный ответ на все вопросы, потому что его морально-этические качества позволяют возглавить комиссию. Остальные члены комиссии (я с ними встречался) — профессиональные юристы, несколько профессиональных чиновников, которые четко разбираются в теме, у которых есть опыт работы в других комиссиях. У них идеальные знания закона. Сейчас происходит техническая работа: технократы пытаются запустить комиссию. У нас экспертов рынка нет. Для меня было бы странно, если бы какой-то игрок рынка был членом комиссии. Комиссия — это министерство, которое определяет политику, принимает взвешенные решения, соответствующие закону, а не интересам каких-то операторов или какого-то одного направления. У нас пять направлений бизнеса. Поэтому это профессиональные люди с точки зрения тех качеств, которые сегодня необходимы.

Экспертно-консультационный совет — прекрасный орган. Я рад, что мы предусмотрели ее в законе. Это как раз тот инструмент, которым комиссия должна активно пользоваться. Потому что очень тяжело на 19-20 тысяч гривен (а я все-таки из бизнеса) нанять профессиональных людей, юристов, экспертов для работы. А здесь у нас появился орган независимый, который на бесплатной основе дает свои консультации, согласовывает документы или рекомендует комиссии игорной дальше отстаивать позиции перед Кабмином или депутатами и принимать правильные решения. Это идеальная картинка, когда у нас минимальное участие и лоббизм в самой структуре, и есть совершенно прекрасная экспертная группа, которая на благо операторов рынка помогает внедрять профессиональные вещи и инструменты. Вот на этом экспертной раде нужно будет сосредоточиться. Рад, что ее уже сформировали.

— Можно несколько слов об этой структуре?

Б.Б.: Во-первых, в экспертной раде будет работать до 20 членов, представителей разных бизнесов и разных экспертиз. В ней, в отличие от комиссии, могут участвовать иностранные специалисты, что немаловажно. Мы очень ждем, когда они появятся. С открытием рынка, я думаю, игорные ассоциации, другие юридические фирмы, производители тех же автоматов, оборудования тоже туда войдут, чтобы они могли давать правильные советы технические. Это очень важно. Нам нужно учитывать мнение всего рынка. Поэтому я считаю, что структура сформирована юридически очень правильно. У нас есть инструменты, чтобы все заработало корректно.

Экспертный совет будет очень важным инструментом, и я всех туда приглашаю. Не критиков, а людей, которые реально хотят что-то делать, которые представляют экспертную среду и знания. А кто у нас представляет интересы всех операторов? Это юристы и ассоциации. Поэтому выбор людей, которые сегодня вошли в экспертный совет, совершенно очевиден. У нас есть три юридические фирмы, крупнейшие в стране. Они представляют сегодня потенциальный международный рынок, которые хочет зайти в Украину. Они собирают предложения, которые нам необходимо внести, изменения в закон, какие-то техрегламенты и так далее. Антон Кучухидзе, глава гемблинг-ассоциации, — единственный эксперт, который постоянно положительно отзывался об этом законе, о тех вещах, которые происходят. Мы надеемся, что в его гемблинг-ассоциацию вступят нормальные члены, и она будет представлять интересы направлений рынка, а не отдельного оператора. Тогда можно входить в комиссию. Тогда эта комиссия сможет отстаивать интересы целого направления в правительстве или Верховной Раде. Логично же. Вот по этому простому, логичному пути мы движемся сегодня.

Скажу вам, почему не выбрали главу консультационного совета. Ведь не случайно мы оставили этот пост и очень надеемся, что в Украине появится настоящий специалист. Пусть даже это будет иностранец. Себя не вижу главой. То, что я первый заместитель главы экспертного совета, — имею моральное право. Но точно не имею морального права стать главой экспертного совета. И я это четко понимаю. Соглава этого экспертного совета — глава комиссии. Как только будем понимать, что среди экспертного совета появился специалист, которому все доверяют, мы моментально его объявим. Призываю экспертную и медиа общественность не спекулировать на тему, что это все представители «Пари-матч», или «Фаворит», или «Космолота». На самом деле они принадлежат к нормальным и публичным экспертным группам.