Пять задач для главы УЗ Александра Камышина

У АО «Укрзализныця» новый руководитель – Александр Камышин. Не мало экспертов сомневаются в том, что ему будет по плечу разрешить масштабные проблемы, стоящие перед компанией. 

В своей редакционной колонке LegalHub решил разобраться, что за задачи стоят перед Камышиным и насколько сложно их будет решить на самом деле.

1. Первая задача, которая стоит перед Камышиным, – долгосрочная. Очевидно, что действующая сегодня модель перекрестного субсидирования тарифов компании никого не устраивает. Тарифы на перевозку пассажиров занижены по сравнению с себестоимостью в 2,5 раза.  В долгосрочной перспективе пассажирские перевозки должны финансироваться, как и во всей Европе, за счет компенсации из бюджета, а не за счет промышленности.

2. Вторая цель – это имплементация тарифных изменений, которая уже началась. С 17 августа заработал увеличенный тариф на грузовые перевозки. Первое увеличение тарифа было запланировано на 1 сентября. Но министр инфраструктуры Александр Кубраков смог его бюрократически обосновать с 17 августа. И Укрзализныця заработала на этом дополнительно 300 млн грн за счет старта нового тарифа на две недели раньше. Для компании это важная ресурсная помощь.

Следующий этап повышения будет с 1 января. На сегодняшний день предполагается увеличение грузового тарифа на 20,5% по таким товарам как железная руда и уголь. И на 6% на перевозку аграрной продукции. Но Камышин с Кубраковым взяли на себя обязательства попытаться увеличить тарифы еще на 9% – для первого класса, для железной руды и для угля (и тогда с 1 января тариф для перевозки железной руды и угля повысится не на 20,5, а на 29,5%). Это дополнительно принесет около 3 млрд грн в течение года.

3. Следующая цель – это прямые контракты на поставки электроэнергии от Энергоатома. Идея вызывает дикое сопротивление заинтересованных лиц, трейдеров. Она подразумевает удар по заработкам Игоря Коломойского. Если этого добьется Кубраков, это будет большая победа. Потому что появление прямого договора о покупке электричества у Энергоатома означает значительную экономию денег.

4. Еще одна довольно сложная задача – это реформа земельного налога. УЗ платит около 3 млрд грн в год за использование земли под рельсами. Такого нет нигде в Европе. Потому что земельный налог взимается как компенсатор за то, что земли используются бизнесом. Община не может использовать ту землю, где лежат железнодорожные колеи. Поэтому поступление денег в местную казну – это подарки, которые раздает Укрзализныця местным бюджетам. И эти подарки стоят компании 3 млрд грн в год. Например, в Киеве приблизительно 200-300 м млн грн. В городском бюджете это вообще не играет существенной роли, а для УЗ это большие деньги.

Поменять такую практику крайне сложно, потому что местные депутаты имеют обязательства перед общинами, где эти деньги используются. Соответственно, они не хотят голосовать за то, чтобы снизить налоговую нагрузку. Потому что будут получать меньше местные бюджеты, соответственно, те территории, с которыми связаны депутаты, будут недовольны такими депутатами.

Есть часть земель, по которым проложены железнодорожные пути, на которые не получены акты на землю, и они тарифицируются с тройной нагрузкой. Если снять эту нагрузку, то экономится до миллиарда гривен.

Налоги на железнодорожные колеи были введены еще при Петре Порошенко. Убрать эту нагрузку – еще одна из целей Камышина.

5. Еще одна задача, которая стоит перед ним – это реформа закупок. Впервые в монополии создана полная вертикаль закупок. Когда филиал «Центр забезпечення виробництва» возглавляется членом правления, который находится в центральном офисе компании. Это, безусловно, плюс.

Тем не менее нареканий на закупки на железной дороге остается очень много.

Например, остается нерешенной проблема закупки Украиной электровозов. Бывший министр внутренних дел Арсен Аваков вел направление закупки электровозов французского Alstom по межправительственным соглашениям. Аваков ушел и отсутствует ясность: этот проект еще актуален или уже нет.

Особенно актуально это с учетом обещаний французов добиться локализации производства в 35%. Когда же дело дошло до конкретики, то она снизилась в три раза. Понятное дело, что продолжать такой контракт нет смысла.

Как видим, задачи, которые стоят перед Александром Камышиным, вполне решаемы. И вероятно, вполне ему по плечу. Справится он с ними или нет – покажет время.


Точка зору автора може не співпадати з офіційною позицією редакції LegalHub