Николай Янковский: “Инхаус должен уметь взвешивать риски и фильтровать ответственность.”

Сегодня в рубрику “чашка кофе с in-house юристом” редакция Legal Hub пригласила пообщаться Николая Янковского, руководителя юридического департамента группы компаний Smart Energy.

Группа компаний Smart Energy Group входит в состав Смарт-Холдинга, осуществляет реализацию проектов в сфере разведки и промышленной разработки месторождений углеводородов. Нефтегазовое направление Smart Energy представлено газодобывающей компанией “Укргазвыдобуток” (Харьковская обл) и публичной британской компанией Enwell Energy с активами в Полтавской области ( Представительство “Регал Петролиум Корпорейшн Лимитед”и ООО “Аркона Газ-Энергия) и Харьковской области (компания “Пром-Энерго Продукт)

 – Николай, как выглядит типичный день инхауса?

  • Само словосочетание “типичный” день” – очень условное. По сравнению с внешними юристами, у инхауса дни более непредсказуемые, не бывает одинаковых . Ты планируешь одни задачи и более-менее спокойный день для решения каких-либо длительных вопросов, но производство всегда вносит свои коррективы. Конечно, утро начинается с расставления приоритетов на день, (что является неотложным,) далее, требуется обсудить задачи с коллегами, проконтролировать то, что было “на вчера”. К сожалению, много времени занимают совещания, это плюсы и минусы больших компаний. Когда сложная структура управления бизнесом и есть необходимость взаимодействия с уровнем “сверху” и с уровнем “снизу”, необходимо согласовывать все решения и не только с юридической точки зрения, но и с точки зрения бизнеса и управления.

– Какими критериями вы руководствуетесь при выборе внешнего советника – юрфирмы? Есть ли какой-либо “список” конкретных ситуаций, при которых необходимо вовлечение внешних юристов? Что это за ситуации?

В нашей практике привлечение внешних юристов довольно ограничено. Не буду говорить, хорошо это или плохо, но у нас есть своя, достаточно сильно сформированная команда. Те случаи, когда мы привлекаем внешних юристов – это новый вопрос, на который дается ограниченное время,  нет возможности углубляться и изучать, а так же необходим незамыленный свежий взгляд. Это и направления, в которых мы не работаем day by day, например, тот же уголовный процесс. И конечно же, когда идет сопровождение дел в других городах, мы обращаемся к внешним юристам, которым мы доверяем. Иногда, для Совета Директоров, обязательным пунктом по процедуре является наличие внешнего legal opinion, есть необходимость подкрепиться их мнением.-

 – Был ли у вас опыт работы по другую сторону (на госслужбе или  в юрфирме) ? В чем основное отличие работы в инхаус? Где вам больше понравилось?

  • Первый год моей работы был в преподавательской деятельности, это был очень интересный опыт. Что касается государственной службы- там я не был, но работал на государственном предприятии. Это был “Укртрансгаз”, то есть в нефтегазовой отрасли я отработал полный цикл. Сейчас я в начале этого цикла, в добыче, а до этого я работал в следующих звеньях: магистральные транспортировка и хранение, около трех лет возглавлял юридическую службу в ООО “Газэкс-Украина”- управляющей компании пяти крупных облгазов Украины. Все эти знания мне очень помогли уже в работе “Smart Energy”. Также был опыт в консалтинге, но это был достаточно небольшой период. Там было намного спокойней и понятней, там реже появляются новые вводные. “Smart Energy” стал для меня вызовом, чем-то новым и интересным, новые возможности, такие проекты организовываются не часто на рынке Украины. Здесь я не продаю свое время, я работаю на результат и ответственен за него.

 – Каким самым важным навыком/качеством должен обладать инхаус-юрист?

  • Одной из самых важных черт для инхауса является  понимание того, чем живет бизнес и что для него самое важное на данном этапе. Необходимо понимание, что делается на рынке и в стране при изменениях в законодательстве , нужно почувствовать куда идет тенденция.

Инхаус должен осознавать свою ответственность за результат, он должен иметь интерес к этому бизнесу, потому что необходимо уметь разбираться в различных отраслях. Уметь взвешивать риски и фильтровать ответственность, ее реалистичность и масштабы для бизнеса.

Например, один день в нефтегазовой отрасли стоит очень дорого.  Если скважина будет построена на один день позже, те санкции, которые есть, компенсируют этот день? Конечно же нет.

 

Инхаусы выступают как лингвисты-переводчики между специалистами в различных сферах, они выполняют функцию внутреннего арбитра, когда люди друг друга не слышат и необходима коммуникация. Необходимо сохранять юридическую независимость и уметь сказать “нет” , донести свое мнение как топменеджеру, так и другим сотрудникам.

 – Расскажите о самом интересном юридическом курьезе, с которым сталкивались.

Было интересное дело, в котором помогло внимание к деталям.  Мошенники через иск пытались взыскать приличную сумму денег, с помощью подделывания договора. Доказать, что его подделали, даже путем экспертизы, было сложно, так как, скорее всего, была использована подлинная печать. Но, при подделывании этого договора, у истца проявился дар ясновидения на несколько лет вперед, с точностью шестнадцати знаков. Суть в том, что происходил переход и смена  формата номеров счетов по всей стране и в договоре был указан номер в формате и полностью совпадающий с тем, который был присвоен лишь через два года от даты договора. В общем, конечно, дело развалилось…Внимание к деталям- это очень важный элемент.

 – Инхаус-юристы с каждым годом “набирают” все большего веса и востребованности, как в компаниях, так и на рынке труда в целом. Чем обусловлен такой результат по вашему мнению?

Я думаю, просто потому, что необходим круг специалистов , которые постоянно “в материале”. Для внешнего консультанта, даже те вопросы , которые для нашего бизнеса будут стандартны, будут сложны. Те же вопросы торговли газом- очень специфические, юрист должен на этом специализироваться и сопровождать день в день. Внутренний специалист заинтересован в теме и понимает чем живет компания. Однако, многие компании прекрасно справляются с помощью внешних специалистов, имея в штате всего одного юриста. Но это больше подходит для стандартной деятельности, без особой специфики. В нашей отрасли тоже хотят и просят шаблонности, но это далеко не всегда возможно.

– Какие плюсы и минусы позиции инхаус-юриста вы бы могли выделить?

  •   Минусы в непрогнозируемости, ведь планы по работе и нагрузке сильно меняются. Плюсы – здесь интересно работать, если есть интерес к бизнесу, в котором работаешь. Тут получаешь глубокую специализацию и понимание этого бизнеса.

– Какова перспектива и путь профессионального развития инхауса?

  • Конечно, этот путь отличается от карьеры в юридической фирме. Там количество партнеров может увеличиваться, можно пройти путь от младшего юриста до партнера и совладельца бизнеса. О таком пути инхауса в Украине я не осведомлен, хотя,  вполне частое явление, когда он становится частью топ менеджмента и принимает участие в решении важнейших стратегических вопросов. Но при этом может появляться и необходимость перемещаться между компаниями: если в компании уже есть сильные топы – их не меняют и они не меняются, а человек чувствует потенциал, он уходит из компании в другую на более высокие позиции. Но здесь важно, что человек хочет:  кому-то интересна ежедневная борьба, а кто-то хочет участок работы и day by day.

– Как на вашей отрасли отразилась пандемия и объем работы по юридическим вопросам?

  • На отрасли отразилась. В том числе на спросе, ведь в первые месяцы карантина люди элементарно стали меньше передвигаться, уменьшились перевозки –  уменьшился спрос на топливо. Появились сложности с реализацией при низком спросе и низких ценах. По объему работы – изменений фактически нет. Были новые задачи в связи с изменением режима работы, но не было никаких серьезных отказов подрядчиков, отказов контрагентов от своих обязательств, в этой части бизнес продолжил работать. В целом, наш департамент не пострадал.